Самооборона

29.04.2017 12:38

«Я защищался. Я защищал себя (или другого человека, людей), свое здоровье и жизнь от нападения человека (группы людей) агрессивно настроенного против меня (др. людей). Нападение было опасным. Это выражалось в том, что нападавший был в состоянии опьянения и вел себя агрессивно, высказывал в мой адрес угрозу физической расправы, в том числе и убийством. Принимая во внимание сказанное у меня не оставалось сомнений, что он (они) немедленно, прямо сейчас исполнят свою угрозу, поскольку он (они) были физически сильнее меня, их было больше, кроме того у нападавшего в руке был нож (предмет похожий на нож, палка, пистолет и т.д.) которым он мне угрожал. Я реально понимал, что такой физически сильный человек может причинить мне тяжкий вред здоровью, покалечить меня, и даже убить одним или несколькими ударами кулака. Нападение фактически уже началось. Это выразилось в том, что нападавший сжав кулаки (держа в руках палку и т.д.), агрессивно стал подходить (подошел) ко мне, при этом громко сказал дословно «сука, я тебя сейчас убью и закопаю...» (и т.д.), схватил меня за одежду, замахнулся на меня кулаком (палкой, ножом). Данную угрозу я воспринял реально как угрозу жизни и здоровью, и сомнений у меня в этом не оставалось. Я нанес удар правой рукой (кулаком) в лицо нападавшему. Я опередил его на долю секунды. Нападавший упал, ударился головой о бордюрный камень и потерял сознание. Я вызвал скорую помощь и полицию. Я считаю, что не допустил пределов необходимой обороны, поскольку защищался от опасного посягательства на мою жизнь и здоровье. Вред я причинил только нападавшему, который был взрослым человеком, который явно понимал свое противоправное поведение. Это выражалось в его поведении, мимике, словах угроз в мой адрес, осознании своего физического (численного) превосходства перед мной».

Такие или приблизительно такие слова вы должны будете сказать следователю сразу после происшествия и потребовать, чтобы именно так они были записаны в протокол, когда будете обосновывать свою позицию по самообороне.

Я начал статью именно с этого монолога, т.к. понимаю, что мало кто из Вас, уважаемый читатель, дочитает эту статью до конца.           

Под необходимой обороной в уголовном праве понимается правомерное причинение вреда лицу, посягающему на охраняемые уголовным законом общественные отношения. Но возникает проблема, т.к. подавляющее большинство наших граждан (да и юристов) не смогут с первых секунд определить на какие, охраняемые уголовным законом общественные отношения, совершается посягательство. Здесь ключевое слово – уголовный закон. А вы знаете, какие общественные отношения защищает это закон? В чем разница между уголовным и административным кодексом? Сможете ли вы разграничить? Думаю, что нет. В этом Вам поможет только ваш адвокат, которого нужно вовремя вызвать, т.к. «время играет против Вас...».  

В уголовном законе понятие необходимой обороны содержится в ст.37 УК РФ “Не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия”.

В части 3 цитируемой статьи, также устанавливается, что ”Право на необходимую оборону имеют в равной мере все лица независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения. Это право принадлежит лицу независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства либо обратиться за помощью к другим лицам или органам власти”.

Необходимая оборона является правовым гарантом нормальной жизнедеятельности общества, поскольку посредством ее применения граждане защищают свои права от общественно опасных посягательств и тем самым пресекают преступления. Правом на необходимую оборону обладают все без исключения граждане, независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки  и служебного положения (ч.2 ст.37 УК РФ). Однако, принимая во внимание, что ее реализация сопряжена с причинением физического вреда нападающему, действия, совершенные при отражении посягательства, должны отвечать определенным требованиям, которые называются условиями правомерности необходимой обороны.

Условиями, относящимися к посягательству, являются следующее:

1)посягательство должно быть общественно опасным;

2)наличным;

3)действительным.

К условиям правомерности необходимой обороны, характеризующими защиту, относятся: 1)защита как государственных, общественных интересов, так и личных - своих и других лиц;

2)причинение вреда только нападающему;

3)защита не должна превышать пределов необходимости.

Состояние необходимой обороны возникает у любого гражданина, если он подвергается непосредственному посягательству, либо если в его присутствии происходит общественно опасное посягательство на государственные, общественные интересы или интересы других лиц. Общественно опасным, в данном случае, является прежде всего преступное деяние. Пленум Верховного Суда СССР в п.2 постановления от 16 августа 1984г. № 14 “О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств” специально обратил на это внимание, разъяснив, что “под общественно опасным посягательством, защита от которого допустима в пределах ст.37 УК РФ, следует понимать деяние, предусмотренное Особенной частью уголовного кодекса РФ (т.е. преступление), независимо от того, привлечено ли лицо, его совершившее, к уголовной ответственности или освобождено от нее в связи с невменяемостью, недостижением возраста привлечения к уголовной ответственности или по другим основаниям.

Не может признаваться находящимся в состоянии необходимой обороны лицо, причинившее вред другому лицу в связи с совершением последним действий, хотя формально и содержащих признаки какого-либо деяния, предусмотренного уголовным законодательством, но заведомо для причинившего вред не представлявших в силу малозначительности общественной опасности”.

Следовательно, необходимая оборона, регламентированная уголовным законодательством, недопустима против дисциплинарных, административных правонарушений, а также действий, которые объективно не представляют той степени общественной опасности, которая присуща преступлению.

Более сложен и неоднозначно решаемый вопрос о возможности необходимой обороны против общественно опасных деяний невменяемых лиц, не достигших возраста уголовной ответственности. Будет ли у Вас время определить возраст и вменяемость нападавшего? Я считаю, что нужно защитить себя, окружающих и т.д. а потом уже разбираться в возрасте и вменяемости нападавшего. Конечно, нужно стараться причинить нападавшему минимально возможный, но достаточный для прекращения посягательства вред.   

Необходимая оборона возможна против общественно опасных посягательств невменяемых и малолетних независимо от того, знал или нет обороняющийся о непреступном характере действий нападающего, так как “состояние необходимой обороны является объективной реальностью, которая создана объективно опасным посягательством. Знание или незнание обороняющимся субъективного состояния нападающего не может изменить характера посягательства и тем самым создать или исключить состояние необходимой обороны”.

Закон не уточняет, против каких именно преступлений допустима защита путем причинения вреда посягающему, поэтому в уголовно-правовой литературе длительное время дискутируется вопрос о допустимости необходимой обороны против словесного оскорбления, оскорбления действием, а также при совершении неосторожных преступлений, характеризующихся бездействием.

Учитывая, что необходимая оборона выражается в причинении серьезного физического вреда посягающему, необходимость в ответных защитных действиях возникает при совершении насильственных преступлений, когда создается угроза причинения немедленного ущерба объекту уголовно-правовой охраны. Судебная практика показывает, что обычно такими посягательствами являются убийство, разбойное нападение, изнасилование, хулиганство и другие действия, сопряженные с непосредственным посягательством на личность.

В то же время вряд ли можно говорить о допустимости необходимой обороны при совершении клеветы, мошенничества и подобных им преступлений. В этих случаях либо не возникает угроза немедленного причинения вреда правоохраняемым интересам либо характер общественно опасного посягательства таков, что от него нельзя защищаться путем причинения физического вреда виновному.

 

2). Вторым необходимым условием правомерности необходимой обороны, относящимся к посягательству, является наличность нападения, определяемая его начальным и конечным моментами.

Под наличным следует понимать прежде всего уже начавшееся посягательство, когда правоохраняемым интересам причиняется вред, например, нанесение потерпевшему ударов по голове с целью лишения его жизни, либо причинение вреда здоровью, создает для последнего или других лиц состояние необходимой обороны. Однако в судебной практике имеются случаи, когда посягательство еще не началось, но непосредственная угроза его совершения очевидна.

Примером правомерной защиты от реальной угрозы посягательства может служить случай, произошедший в Серебряно-Прудском районе Подмосковья. «Двое жителей Серебряно-Прудска ночью, вооруженные пистолетом, совершили разбойное нападение на водителя “КАМаза”. Грузовик они отогнали на дачу и там разгрузили находившиеся в нем арбузы. На этой же машине они приехали в пельменную и под угрозой пистолета забрали 4 тысячи рублей, продукты и ящик водки. В пельменной, помимо хозяина находились трое посетителей, которые все видели. В последствии один преступник подкрался к припаркованной на стоянке  автомашине “авиа” и отнял у водителя 700 тысяч рублей. Затем они пошли к стоявшему на стоянке еще одному “КАМазу”, в котором находились свидетели разбоя в пельменной, и наблюдавшие посягательство на водителя “Авиа”. Один из них достал охотничье ружье и, когда преступники подошли к их машине, выстрелил в того, который был с пистолетом». Данный случай был признан правомерной обороной. Поскольку предшествующее поведение посягавших, давали основания полагать, что они собираются совершить разбойное нападение. Угроза носила реальный характер.

Другой пример. «Не реагируя на законные требования работника милиции С. о прекращении хулиганских действий, виновные, угрожая последнему расправой, стали окружать его. После произведенных С. двух предупредительных выстрелов вверх, один из нападавших - А., попытался схватить его. Тогда С. выстрелил в него, причинив смертельное ранение».  Сотрудник милиции, судом первой инстанции, был осужден за умышленное убийство.

Принимая во внимание, что действия С. являлись своевременными, поскольку были совершены при наличии реальной угрозы нападения, т.е. в состоянии правомерной необходимой обороны, суд вышестоящей инстанции дело в отношении С. прекратил за отсутствием в его действиях состава преступления.

Следовательно, защищающийся может и не ожидать  начала нападения, а прибегнуть к оборонительным мерам при наличии реальной угрозы нападения. Пленум Верховного Суда СССР в п.5 постановления от 16 августа 1984г. специально подчеркнул, что “состояние необходимой обороны возникает не только в самый момент общественно опасного посягательства, но и при наличии реальной угрозы нападения”. С этим разъяснением нельзя не согласиться, ибо ожидание начала нападения может поставить обороняющегося в явно невыгодные условия по сравнению с нападающим, поэтому вряд ли было бы правильным требовать от него воздерживаться от защиты при наличии непосредственной опасности нападения. Таким образом, наличным необходимо признавать посягательство не только то, которое ежу началось, но что которое непосредственно предстоит.

Состояние необходимой обороны прекращается с окончанием нападения, причем решающее значение для понятия оконченного посягательства имеет не юридическое, а фактическое завершение общественно опасного деяния. Оно, в частности, может быть прекращено вследствие сопротивления обороняющегося или вмешательства посторонних лиц, а также при некоторых других обстоятельствах. Однако нередко определение момента окончания нападения не только затруднено для самого защищающегося, но и представляет известные сложности в судебной практике. В связи с этим Пленум Верховного Суда СССР в п.5 постановления от 16 августа 1984г. разъяснил, что “состояние необходимой обороны может иметь место и тогда, когда защита последовала за актом хотя бы и оконченного посягательства, но по обстоятельствам дела для обороняющегося не был ясен момент его окончания”. Примером может служить дело Лебедева. Вечером 14 апреля 1992 года Лебедев и Мартынов с женами распивали спиртные напитки в квартире Мартынова. Мартынов стал ссориться с женщинами и оскорбил жену, затем предложил ему выйти поговорить на кухню. Во время разговора Мартынов неожиданно ударил Лебедева кухонным ножом в шею, причинив колото-резанное ранение шеи. Выдернув застрявший в шее нож, Лебедев нанес Мартынову два ответных удара ножом в грудь, причинив ему колото-резанные ранения с повреждением легких, от которых тот скончался на месте происшествия.

Судом первой инстанции Лебедев был осужден по ст.104 УК РСФСР 1960 г.. Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене судебных решений и прекращении дела в отношении Лебедева в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.

Президиум Тюменского областного суда протест удовлетворил по следующим основаниям. По смыслу закона состояние необходимой обороны может иметь место тогда, когда защита последовала непосредственно за актом посягательства и когда для оборонявшегося не был ясен момент его окончания. Переход оружия от посягавшего к оборонявшемуся сам по себе не может свидетельствовать об окончании посягательства. На предварительном следствии (!!!) и в суде Лебедев показал, что он видел, как Мартынов вновь тянется к ножу. Он пояснил: “В моем подсознании было то, что кто первым вытащит нож, тот и останется жить”. Таким образом, из показаний Лебедева следует, что момент окончания совершенного на него посягательства со стороны Мартынова ему не был ясен. Следовательно, право обороны не могло считаться оконченным.

Подобных ошибок при определении конечного момента права обороны можно избежать лишь путем оценки как объективных, так и субъективных признаков окончания права защиты, на которые Вы должны указать следователю.

 

3) Третье условие для признания необходимой обороны правомерной является действительность посягательства, т.е. его реальность его осуществления, существующая в объективной действительности, а не в воображении обороняющегося. Ошибочное представление лица о наличии общественно опасного посягательства, которое в действительности отсутствует, образует так называемую “мнимую оборону”. При “мнимой обороне” ошибка лица обусловлена наличием таких внешних обстоятельств, которые напоминают обстановку совершения реального общественно опасного посягательства. Если же лицо причинило кому-либо вред в условиях, когда вся обстановка не давала никаких реальных оснований опасаться нападения и предположение о посягательстве было необоснованным, оно подлежит уголовной ответственности за умышленное преступление.

Причинение вреда лицом, находившимся в состоянии “мнимой обороны”, оценивается по правилам о фактической ошибке, причем при квалификации его действий возможны два варианта:

1. В тех случаях, когда обстановка происшествия давала основание полагать, что совершается реальное посягательство, и лицо, применившее средства защиты, не сознавало и не могло сознавать ошибочность своего предположения, его действия следует рассматривать как совершенные в состоянии необходимой обороны. Если при этом лицо превысило пределы защиты, допустимой в условиях соответствующего реального посягательства, оно подлежит ответственность как за превышение пределов необходимой обороны.

2. Если лицо причиняет вред, не сознавая мнимости посягательства, но по обстоятельствам дела должно было и могло это сознавать, действия такого лица подлежат квалификации по статьям уголовного кодекса, предусматривающим ответственность за причинение вреда по неосторожности.

В самом общем виде круг ценностей, защита которых допустима по правилам необходимой обороны, определен в ст.37 УК РФ. Это интересы государства, общественные интересы, личность и права как самого обороняющегося, так и других лиц. Причем защита прав других лиц возможна независимо от согласия самого подвергшегося нападению на оказание помощи. Его нежелание защищаться не исключает права на необходимую оборону со стороны третьих лиц.

Необходимая оборона только тогда правомерна, когда вред причиняется именно посягающему, а не третьим лицам.

Необходимая оборона должна выражаться в активных действиях направленных на пресечение посягательства, причинение нападающему физического вреда различной тяжести, вплоть до лишения его жизни. Если защита выражается лишь в отражении ударов при нападении, юридически она не является необходимой обороной. Подвергшееся общественно опасному посягательству лицо может защищаться даже тогда, когда имеется возможность избежать нападения либо обратиться за помощью к сотрудникам милиции, другим лицам и т.п.

Для признания правомерными действий, совершенных в состоянии необходимой обороны, важным представляется требование о соответствии защиты  характеру и опасности посягательства, так как оборона хотя и является вынужденной мерой, тем не менее она, как правило сопряжена с причинением серьезного легкого, средней тяжести и тяжкого вреда здоровью посягающего. Иными словами, защита не должна превышать пределов допустимости. Это не значит, что во всех случаях необходимо соответствие между причиненным и предотвращенным вредом, поскольку при определенных условиях причиненный нападающему вред может быть более существенным, чем предотвращенный.

При решении вопроса о том, превышены или нет пределы необходимости, следует оценивать все обстоятельства, признаки характера и степени общественной опасности посягательства. Применительно к ситуации необходимой обороны такими обстоятельствами, помимо основных (объект посягательства,  его способ и обстановка и т.д.), могут быть возраст, пол, число посягающих и обороняющихся, состояние здоровья, сила посягающего и защищающегося. О соответствии нападения и защиты нельзя говорить как о формальном равенстве перечисленных и других возможных обстоятельств, например, орудий посягательства и защиты. Речь идет об отсутствии явного, очевидного несоответствия характера защиты всему характеру и опасности посягательства. При этом важно учитывать, что обороняющийся, в подавляющем большинстве случаев, действует в состоянии душевного волнения, вызванного внезапностью нападения, и поэтому как правило не  может точно соизмерить средства и интенсивность защиты. В подобных случаях уголовная ответственность наступает лишь при превышении пределов необходимой обороны, под которым согласно ч.3 ст.37 УК понимаются умышленные действия, явно не соответствующие характеру и степени общественной опасности посягательства.

Превышение пределов необходимой обороны обладает свойство общественной опасности и поэтому рассматривается как умышленное преступление. Но поскольку его совершение вызывается не какими-то низменными побуждениями, а стремлением отразить общественно опасное посягательство, закон оценивает преступления, совершенные в результате превышения пределов необходимой обороны, как менее опасные, предусмотренные ст.ст. 108,114 УК. Кроме того, данное обстоятельство является смягчающим наказание п.ж ст. 61 УК.

Ответственность за причиненный вред при превышении пределов необходимой обороны наступает по ст. 108, 113 УК РФ

Что Вы поняли, прочитав эту статью? На самом деле ничего... Ваше спасение – это Ваш адвокат, который приедет на место происшествия или в отдел полиции и приведет Ваши мысли в порядок, подготовит Вас к допросу, заострит Ваше внимание на отдельных, ключевых моментах происшествия, задаст нужные вопросы в ходе допроса, проконтролирует, чтобы ваши показания были правильно записаны в протокол. От этого зависит Ваша судьба. Удачи...

Адвокат Дьяков В.А.